George Rooke (george_rooke) wrote in samara_ru,
George Rooke
george_rooke
samara_ru

Предложение по поводу набережной.

Вообще, Самара - удивительный город. Удивительный в плане исторической памяти. У нас главная площадь города названа в честь труса и палача Куйбышева, известного тем, как он сбежал из Самары во время наступления белочехов. Главный музей назвали в честь казнокрада Алабина, кормившего во время голода в 1890-х самарцев отрубями, смешанными с золой и землей (причем Александр III выделил самарскому губернатору эквивалент 7 тонн золота для закупки зерна и недопущения голода). Есть бюст палачу Арцыбушеву.
Но людям, фактически спасшим Самару, памятника нет. В честь одного из них названа в Самаре только улица, и большинство самарцев даже не представляют, чем они обязаны этому человеку.
Впрочем, давайте поподробнее.
1921-1922 годы. В 1920-21 году - засуха, неурожай. в 1922 году - дикое нашествие саранчи. Как результат - 1 января 1922 года население Самарской области насчитывало насчитывало 2443081 человек. Из них 2430120 - на грани голодной смерти. То есть 2 миллиона 400 тысяч человек должны были умереть. Совсем. Вообще. Ибо помочь им никто не мог. В нашей стране.
Нельзя сказать, что власти не пытались - пытались. Но засуха и саранча поразили очень много губерний. Плюс - из школьного курса все знают, что в России до Советской власти с железными дорогами было не айс, соответственно к проблемам голода добавились и сложности с логистикой.
И тому, что население нашей области в 1923 году составляло не 13 тысяч человек, а те же два миллиона мы по большому счету обязаны трем людям.
Первый - это знаменитый полярный путешественник Фритьоф Нансен.



Именно этот человек обратился к Лиге Наций с просьбой помочь голодающим в России. Европа сначала отказала Ленину. Но Нансену она согласилась выделить и деньги, и зерно, с одним только условием - что именно он будет этой помощью заниматься. Образуется Нансеновский Комитет, проходят конференции в Женеве, Брюсселе, Париже, Берлине. Международный Красный Крест включается в работу. Благотворительный общества открываются одно за другим. Включаются религиозные организации и секты. Нансен носится по Европе и России.
Но Нансен понимал, что запасы зерна и продуктов нужны просто гигантские, а их в Европе, разоренной недавней войной просто нет.
И он обращается к США.
И вот второй человек, которому все живущие в этом городе, просто обязаны жизнью, ибо не будь его, или будь на его месте другой человек - их бы просто не было, потому что их родители умерли бы еще в начале 20-х.
Это Герберт Гувер, в описываемый момент - министр торговли США, позже президент США.



Он услышал и нас и Нансена. Заткнул глотки нехорошим людям в Конгрессе, подписал с нами договоры (первый договор с АРА подписывал Литвинов, все проекты читал и правил лично Ленин) и запустил машину АРА (American Relief Administration). Вот они то нас и спасли.
Но был и третий человек. Настоящий советский человек. Не Валериан Куйбышев, которого Самарской обком откровенно посылал подальше в те годы. Звали этого человека Владимир-Александрович Антонов-Овсеенко.



Мало было привезти помощь. Мало было открыть иностранные представительства. Надо было обеспечить, чтобы помощь доходила до нуждающихся. Чтобы иностранное зерно и продукты не попадали к спекулянтам. Чтобы иностранные миссии могли работать. Чтобы не было голодных бунтов. Именно это Антонов-Овсеенко в эти трудные годы и смог обеспечить, мотаясь на старой машине, в кожанке по городу и области, сам развозя продукты, контролируя количество благотворительных столовых, расстреливая спекулянтов прям на Троицком рынке (ибо главный наш чекист Карклин тогда от всех дел просто устранился, уступив свои функции Антонову-Овсеенко и строча на него доносы в Москву).
И вот кто нас спас. Согласно ЦГАСО Ф. Р-79 оп. 1. д. 167 л. 325--329,
АРА - кормили 1 200 000 человек (миллион двести тысяч!!!!)
Квакеры США - 145 тысяч человек
Шведский Красный Крест - 120 тыс.человек
Чехословаки - 25 тысяч
Белоэмигранты из Харбина - 25 тысяч

То есть эти люди спасли 1.5 миллиона жителей области и 2.4 миллиона возможных.
А потом пришел 1923 год. И в 1923 году, когда голод отступил, мы всех просто выгнали. Спасибо никому не сказали. Было всего два официальных письма с выражением скупой благодарности АРА и шведскому Красному Кресту, подписанные Каменевым. Все. В Москве, в крошечном скверике в арбатских переулках, стоит единственные в России памятник Нансену. В Москве еще есть проезд Нансена. В Ростове-на-Дону есть улица. Еще в Калининграде. Гуверу вообще ничего.
Подробнее по голоду можно почитать здесь

И в связи с этим есть предложение. Чтобы не сносить старые памятники и не переименовывать улицы.
У нас есть три линии набережной. И было бы очень исторически справедливо, чтобы эти линии назвать в честь этих людей, а в идеале - еще и поставить им памятники.
Ну мне так кажется.
Ибо мы с вами вроде как не Ленин и Сталин, и наверное простая человеческая благодарность к этим людям у нас быть должна. Ибо они спасли наших дедушек и бабушек, и благодаря им мы вообще живем сейчас.
На мой взгляд поставить памятники в Самаре этим людям было бы гораздо правильнее чем всяким пирожкам, дядям Федорам, и прочим бурлакам.
Subscribe
Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 97 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →