Зинин Валерий (berlogaistory) wrote in samara_ru,
Зинин Валерий
berlogaistory
samara_ru

Categories:

А не восстановить ли нам ресторан под названием «Летягинъ"? Судьба осколка империи Летягиных...

   3 февраля 1889 года скончался известнейший в Самаре купец и кирпичный заводчик Иван Петрович Летягин. Для семьи его уход стал сильнейшим ударом. К сожалению, удар оказался гораздо сильнее… Выяснилось, что Иван Петрович оставил после себя значительные долги. Настолько значительные, что его семья не могла справиться с долговой нагрузкой исключительно с прибыли от его кирпичных заводов.
   Положение было настолько серьезным, что взявшая в свои руки управление всем делом его вдова Мария Ильинична была вынуждена открыть на первом этаже собственного дома ресторан:
На фото запечатлен дом Летягиных с вывеской «Ресторан». Так он выглядел в 1905 году. Кстати, вот так он выглядит сегодня:
[Ресторан Летягина. Читать дальше...]Интересно, что изначально Мария Ильинична обустроила в своем доме гостиницу и называлась она «Северная», а при ней был и ресторан:
Только к 1902 году было принято окончательное решение сделать упор именно на ресторан, при чем без названия:
Семья Летягиных весьма активно продвигала свой ресторан при помощи рекламных объявлений. Причем даже активнее, чем собственное кирпичное производство. Представляет интерес перенос акцентов в рекламных материалах в период с 1900 по 1904 годы с чисто кирпичного производства на гостиницу, затем ресторан и, на вновь открытое лесопильное производство. Однако, основной наш интерес сегодня, все же ресторан.

   Итак, 1900 год:
Здесь мы видим рекламу только кирпичных заводов. При этом обращает внимание, что заказы принимаются, в том числе, в «Северной гостиннице».

   1901 год:
В рекламе добавляется акцент на гостиницу.
   1902 год:
Приоритет с гостиницы перенесен на ресторан. Это объявление мы уже видели выше…

   1903 год:
1904 год. Произошли изменения:
Изменяются публичные лица в объявлениях. На первый план выходят братья Летягины, и добавляется лесопилка.
   В 1905-1906 годах – ситуация остается без изменений:
Критическим для семьи Летягина оказался период 1908-1909 годов. Именно в это время, несмотря на значительную поддержку со стороны Городского головы, были проданы с торгов и кирпичные заводы, и лесопильное производство. Единственным активом семьи остался ресторан в их собственном доме. Однако, уже в 1911 году мы встречаем достаточно необычную, я бы сказал - знаковую, рекламу ресторана Летягиных:
Обратите внимание, впервые в качестве заведЫВающего появляется некто Богатенков Ф.П. До сих пор, остаётся не понятной изначальная роль Филиппа Павловича. Он заведующий нанятый Летягиными? Вряд ли. Они сами все предыдущие годы справлялись с управлением заведением. По крайней мере, в рекламе его имя отсутствовало. Возможно, он был, говоря современным языком, арбитражным управляющим или нанятым менеджером стороной кредиторов. Тем не менее, именно с этого момента судьба ресторана Летягиных начала меняться. Попробуем проследить этапы изменений.

   1912 год:
Значительный интерес представляет строка в рекламе отмеченная красным цветом… Если допустить, что датировка фирмы не банальный рекламный трюк, то имя Ивана Петровича Летягина была известна самарскому бизнес-сообществу с 1862 года! Здесь уместно вспомнить известнейшую фразу произнесенную Дмитрием Ермиловичем Челышовым: «Летягин – это фирма!». А вот, кстати, и сам Дмитрий Ермилович:
Начиная с мая 1912 года, начинается подготовка к переоборудованию и, как мы выясним позже, последующей продаже ресторана:
Обращает на себя внимание продажа биллиардных шаров. Вероятно еще от того самого биллиарда, который постоянно фигурировал в объявлениях Летягиных…

Наконец, в октябре 1912 года появляется следующее объявление:
Всё. Прежний заведующий стал владельцем. Ресторан перешел в собственность Филиппа Павловича Богатенкова…

   Однако, на этом история не закончилась.

   До конца 1912 года ресторан называется еще «Летягин»:
19 января 1913 года после, судя по всему, легкого обновления интерьеров и ремонта, вышло следующее объявление, где ресторан фигурирует уже как «бывший Летягин» - сегодня открыт:
На следующий день просто - открыт:

   Весь 1913 год ресторан позиционировался как ресторан Ф.П.Богатенкова, «бывший Летягин»:
В марте 1914 года Богатенковым была предпринята попытка «ребрендинга»:

   Выяснилось, что фамилия Богатенков не так «раскручена», как Летягин. Поэтому уже с мая того же года название ресторану было возвращено:
Кстати, здесь и цены указаны...
В общем можно было бы закончить нашу историю о ресторане «Летягин», если бы не бурный характер и предпринимательский талант Филиппа Павловича Богатенкова. После революционных событий он не затерялся, как многие, на просторах земного шара, а напротив жил и творил в Самаре. Причем на том же поприще, что и раньше, хотя и со своеобразными пикантными «нюансиками». А вот и сами «нюансики»:
Завершилось все это для Филиппа Павловича при новой власти достаточно быстро и довольно плачевно:

Приговор
именем Российской Социалистической Федеративной Советской Республики.
1926 года, июля 26 и 27 дня Самарский губернский суд по судебно-уголовному отделению в составе председательствующего, члена губсуда Блумфельда, и народных заседателей Меркурьева и Митцева в открытом судебном заседании в городе Самаре рассмотрели дело № 212 по обвинению: 1) гр-на Богатенкова Филиппа Павловича, 45 лет, беспартийного, грамотного, арендатора меблированных номеров, имеющего патент IV разряда, ранее не судившегося, вдовца, имеющего двоих детей 12 и 16 летнего возраста, имущество его состоит из разной мебели, необходимой для обстановки номеров, оцененного самим Богатенковым на 1000 руб., происходящего из граждан Саратовской губ., Царицынского у., Песковатской вол., дер. Оленья – по ч.1 ст. 171 УК; 2) Елимеева Яхия Сабировича, 22 лет, беспартийного, холостого, канцеляриста, ранее служившего в качестве швейцара в арендуемых Богатенковым номерах, не судимого, имущества не имеющего, происходящего из граждан Ульяновской губ., Сызранского уезда, Б. Салманской вол. и села; 3) Бычкова Александра Александровича, 51 года, беспартийного, бывшего частного поверенного, ранее служившего у Богатенкова в качестве швейцара и счетовода, не судимого, женатого, детей и имущества не имеющего, происходящего из граждан Самарской губ., Новоузенского уезда, Ново-Троицкой вол., села Михайловка; 4) Сучкова Митрофана Григорьевича, 37 лет, беспартийного, грамотного, по профессии швейцара, ранее не судившегося, имущества не имеющего, женатого, имеющего сына 13 лет, происходящего из граждан Нижегородской губ., Ардатовского уезда, Мегасовской вол., с. Мегадеево; 5) Макарова Степана Семёновича, 43 лет, беспартийного, грамотного, по профессии чернорабочего, ранее служившего у Богатенкова на должности швейцара, женатого, имущества не имеющего, осуждённого в 1923 году нарсудом 7 уч. г. Самары за варку самогона к штрафу и подвергшегося административному выселению в концентрационный лагерь на два года, где отбыл один год, происходящего из гр-н Симбирской губ., Карсунского уезда, Старо-Зиновьевской вол., дер. Дурасовки; по обвинению Елимеева, Бычкова, Сучкова и Макарова по 16 и ч.1. ст. 171 УК.
Данными предварительного и судебного следствия суд установил, что 6 марта 1926 года в г. Самаре на ул. Льва Толстого, 96, в арендуемых от Самарского губернского отдела местного хозяйства (ОМХ) гр-ном Богатенковым «Пушкинских номерах», был задержан временно проживающий там гр-н Кондрашкин Василий, который, будучи в нетрезвом виде, учинил в номерах дебош. После ареста Кондрашкина его товарищ, проживающий совместно с ним гр-н Прокудин Василий на имя начальника 3 отд. Самарской гормилиции подал заявление, в котором указал, что они совместно с Кондрашкиным после демобилизации из Восточной Бухары, возвращаясь на родину в Саратовскую губернию, временно остановились в г. Самаре в «Пушкинских номерах», где жили дня четыре, и здесь швейцары доставляли им проституток за отдельную плату, после чего, поссорившись с одной из проституток, его товарищ и учинил скандал.
На дознании, как Кондрашкин, так и Прокудин вышеизложенное подтвердили, причём объяснили, что проституток им доставляли швейцары Яхия Елимеев и Александр Бычков, за что они швейцарам уплатили соответствующее вознаграждение. В дальнейшем выяснилось, что в тех же номерах в качестве жильцов и также в это же время проживали две проститутки – Ксенофонтова Валентина и Матвеева Валентина, которые швейцарами Елимеевым и Бычковым были приглашены из нанимаемого проститутками номера в номер Прокудина и Кондрашкина для совершения половых актов. Кроме вышеуказанных проституток, по требованию приезжих тем же швейцаром Елимеевым были доставлены и другие проститутки с воли, в том числе и занимавшаяся проституцией гр-ка Горяевская-Рябова, за которой Елимеев посылал с извозчиком записку с извещением, что приехавшие в номера гости требуют женщин.
Из допроса вышеуказанных проституток выяснилось, что они имели договорённость со швейцарами, заключающуюся в том, что в случае требования приезжими гостями женщин для совершения половых сношений швейцары будут их приглашать, за что проститутки в свою очередь должны платить швейцарам известное вознаграждение. Так, с гостя, уплатившего проституткам 10 руб., они должны были отдать швейцарам со своего заработка 3 руб., а с пяти руб. – 1,5–2 руб., что и соблюдалось. Кроме того, и сами проститутки, подыскавшие себе «гостя», приходили в арендуемые Богатенковым «Пушкинские номера», где швейцары беспрепятственно предоставляли им номера для совершения половых сношений, причём в таких случаях цена за отпускаемый номер назначалась гораздо выше существующей.
Так, по заявлению Горяевской-Рябовой она всё время, начиная с 1924 года, то есть с момента открытия номеров, постоянно посещала эти номера, платя швейцарам по два рубля с каждого гостя, помимо причитающейся платы за номер и за другие услуги, о чём также свидетельствуют допрошенные на предварительном следствии проститутки Штейнер Раиса, Теленкова Раиса, Кернер-Пенина Любовь, раньше также проживавшие в «Пушкинских номерах», а также допрошенная в судебном заседании Хорват Евдокия, которой швейцары Елимеев, Бычков, Сучков и Макаров доставляли гостей, за что получали от проституток на вышеуказанных условиях вознаграждение.
Особенно, по заявлению всех вышеперечисленных проституток, со своей алчностью при взимании с них условленного вознаграждения отличался швейцар Елимеев, который, не обращая внимания на то, что иногда проститутки от своих гостей денег не получали по разным причинам, всё равно настойчиво требовал уплаты денег, о чём, как утверждают проститутки, было известно и содержателю арендуемых номеров Богатенкову, которому они иногда жаловались, но последний со своей стороны никаких мер не предпринимал, покровительствуя швейцарам, вследствие чего, как это видно из показаний Теленковой и Штейнер, они были вынуждены обратиться в милицию для оказания содействия на предмет возвращения денег, присвоенных швейцаром Степаном Макаровым, полученных проститутками от гостей, в сумме 10 руб., которые Макаров выманил от проституток, в результате чего Богатенков и был вызван в милицию для объяснений, и впоследствии взятые Макаровым деньги были зачтены в счёт квартирной платы.
Не удовлетворяясь получаемым от проституток денежным вознаграждением за доставление гостей, Елимеев также требовал от проституток, чтобы они поимели с ним половые сношения, говоря, что сперва их должен попробовать он, а потом только предоставлять девочек гостям, в противном случае грозя не давать гостей проституткам и выселить их из занимаемых номеров. Таким образом Елимеевым дважды была использована Горяевская-Рябова и другие. По объяснениям проституток, были неоднократно такие случаи, когда они находились в номерах с гостями, а в это время случались обходы милиции с проверкой номеров, то швейцары их всегда об этом предупреждали, и прятали их в соседних пустующих номерах.
Принимал ли участие в дележе получаемого от проституток вознаграждения сам арендатор Богатенков, по делу установить не представляется возможным, так как деньги от проституток за предоставление гостя платились непосредственно швейцару, деньги за предоставление номеров платились в контору номеров, где и заприходовались. Однако из показаний Горяевской-Рябовой устанавливается случай, когда Богатенков, встретив её однажды в номерах, остановил её, говоря, что приехал гость, от которого можно хорошо заработать, после чего Горяевская-Рябова по предложению Богатенкова и отправилась в номер, где помещался приезжий гость, но так как последний был сильно пьян, то Горяевской-Рябовой на нём ничего заработать не удалось. Это обстоятельство не отрицает также и сам Богатенков, и это свидетельствует о том, что Богатенков, преследуя цель наживы, вполне сознательно допускал в арендуемых им номерах проституток, за что брал за сдаваемые номера повышенную плату, в то же время допустил и своих служащих эксплуатировать проживающих в номерах проституток, предоставляя им свободу действий. Но когда и сколько именно денег получили от проституток швейцары, установить не представляется возможным, так как это происходило в течение двух лет со дня открытия номеров, а проститутки, платившие швейцарам деньги, время указать не могут.
Как на предварительном, так и на судебном следствии никто из обвиняемых виновным себя не признал, стараясь опорочить своими показаниями проституток, что последние якобы их оговаривают, мстя им за то, что они якобы не позвали их в номера принимать гостей. Однако эти объяснения суд считает необоснованными, так как, кроме показаний проституток, при деле имеются показания ранее упомянутых Кондрашкина и Прокудина, которых нельзя признать пристрастными по делу свидетелями.
На основании вышеизложенного суд считает Богатенкова виновным в том, что он в течение всего 1924 года и по март 1926 года допустил в арендуемые им «Пушкинские номера» проституток для совершения половых актов, за что взимал за номера повышенную плату против существующей, тем самым имел материальные выгоды, т.е. в преступлении, предусмотренном ч.1 ст. 171 УК. Елимеева, Бычкова, Сучкова и Макарова признать виновными в том, что они, служа в арендуемых Богатенковым «Пушкинских номерах», занимались сводничеством, выразившемся в том, что они, имея определённую договорённость как с проживающими в номерах, так и с проживающими на воле проститутками, предоставляли им мужчин, желающими совершить с проститутками половые сношения, за что получали от последних вознаграждение, т.е. в преступлении, предусмотренном ч.1 ст. 171 УК. А посему, учитывая все обстоятельства дела, руководствуясь 9, 24, 25 и 26 ст. УК, 319, 320 и 326 УПК, суд приговорил:

Богатенкова Филиппа Павловича на основании ч.1 ст. 171 УК подвергнуть лишению свободы без строгой изоляции на три года, и на основании 48 ст. УК лишить его права заниматься торговлей и содержать торгово-промысловые заведения сроком на три года с конфискацией принадлежащей Богатенкову мебели и обстановки, находящихся в арендуемых им «Пушкинских номерах» и оценённые Богатенковым в 1000 руб., о чём немедленно сообщить начальнику гормилиции для принятия соответствующих мер по обеспечению от расхищения конфискуемого имущества.

Бычкова Александра Александровича, Елимеева Яхия Сабировича, Макарова Степана Семёновича и Сучкова Митрофана Григорьевича на основании ч.1 ст. 171 УК подвергнуть лишению свободы без строгой изоляции сроком на три года каждого без поражения прав. Но, принимая во внимание, что обвиняемые по данному делу Сучков, Макаров и Бычков играли второстепенную роль, что главным виновником является Елимеев, с которого остальные лишь взяли пример, суд находит возможным в силу 28 ст. УПК срок меры социальной защиты Сучкову, Макарову и Бычкову сократить до одного года каждому, причём, принимая во внимание первую судимость Сучкова, срок лишения свободы на основании 36 ст. УПК считать условным, назначив Сучкову испытательный срок на три года.
Зачесть срок предварительного заключения Богатенкову с 6 по 15 марта с.г., Бычкову с 6 по 15 марта с.г., и Елимееву с 6 по 25 марта с.г. и с 24 апреля с.г. по день вынесения приговора.
Судебные издержки возложить на Богатенкова. Меру пресечения Елимееву оставить без изменения, то есть содержание под стражей.
Богатенкову, Макарову и Бычкову впредь до вступления приговора в законную силу избрать поручительство каждому двух заслуживающих доверия граждан.
Приговор может быть обжалован в кассационном порядке в Верховный суд в течение 72 часов с момента вручения осужденным копии настоящего приговора.
Председательствующий (подпись).
Нар. заседатели (подписи).
ЦГАСО, Р-357, оп. 38, д. 1963, л.л. 36-39.

Далее следы Филиппа Павловича затерялись…

P.S. Ребята! Самарские рестораторы! А не восстановить ли нам ресторан под названием «Летягинъ»? В конце-концов: "Летягин - это фирма!"
Tags: реклама
Subscribe
Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments