June 25th, 2016

Вопрос по фотографии.

А в каком здании могла быть сделана эта фотография? Зал довольно большой для нашего города.
столовая.png

1922 год. На фото преподаватели самарского университета и безработные.
Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.

Государственно-частное партнерство в здравоохранении это коррупция, выворачивание рук

Приведу конкретный пример.Меня направили по ОМС в негосударственную больницу на операцию.Пришёл я значит по направлению в приёмный покой, толстая медсестра, сидящая, там сразу без разговоров направляет меня в другой корпус. Захожу туда, а он практически пустой, мне там предлагают сразу наличкой за всё оплатить в том числе и за одноместную палату с ТВ  и Wi-Fi... я отвечая зачем мне это? Мне не до этого, и у меня направление... а у вас направление - то идите в другой корпус (тот же откуда меня направила толстая медсестра)... подхожу я к этой медсестре, и говорю что вы меня гоняете, у меня направление, а она отвечает, у нас все палаты заняты, свободные только "Люкс" оплатите их! И никак иначе! Ну я оплатил... в процессе заметил, что общие палаты наполовину лишь заняты...  Вот так у нас выкручивают руки больницы пациентам, работающие по Государственно-частному партнерству в здравоохранении ... навязывают в обязательном порядке практически всё  платное! Поговорил я со временем и с пациентами, лежащими в общих палатах, так там их ошкурили за лечение, шантажируя тем, что те препараты, которые положены по ОМС, дают побочные эффекты!

В условиях России, где процветает Тотальная коррупция, где за взятки задерживают уже Губернаторов... Государственно-частное партнерство в здравоохранении это преступление!

Счетчик посещений Counter.CO.KZ - бесплатный счетчик на любой вкус!

Что сказал Бегун в суде про Солодовникова и его полицаев.

Общее описание, что происходило 24 июня в суде, читайте в предыдущем репортаже.
Материалы, о которых говорит Бегун, т.н., «Меркушкингейт» смотрите в «Блоге Матвеева».

Бегун:
   Добрый день, уважаемые участники суда, ваша честь.
   Долго думал, что сказать. Хорошо сказала Наталья Умярова, что «лечить, учить и судить – это самые трудные вещи на свете».
   1 сентября этого года мой сын пойдёт в школу. Хотелось бы отвести его туда самому. Но, судя по тем срокам, которые нам запрашивает прокуратура (9 лет), сына я увижу, когда ему будет 15, а дочери 20 лет.
   Я считаю, что те срока, которые запрошены гособвинением, это срока нереальные. 9 и 8 лет дают в самарских судах за то, что люди торгуют наркотиками, ст.228 ч.4. Например, за убийство, в Самаре можно спокойно получить 6,5 – 5,5 лет. Более того, недавно один лидер ОПГ получил по той же статье 163 ч.3 − 1 год 8 месяцев поселения.
   Вы все знаете, откуда это всё идёт. Дело наше я бы назвал политическим. Вы видели в интернете те показания, которые я вынужден был дать на губернатора Меркушкина, на членов его команды, на представителей самарской политической и бизнес-элиты. Я считаю, что то, что сейчас происходит в Самаре − это 37-й год в рамках одной губернии. Для того, чтобы получить некий компромат, который, на самом деле, не является компроматом, у нас стали сажать людей, которые пишут правду.
Collapse )