Олег Ракшин (kraevedoff63) wrote in samara_ru,
Олег Ракшин
kraevedoff63
samara_ru

Categories:

Жандармы и "аэропланы"

Летом 1914 года российские спецслужбы и военные охотились за загадочными аэропланами и воздушными шарами, которые появлялись в небе Самарской губернии. Появление этих летательных аппаратов наделало в силовых ведомства Российской империи много шума. Дело в том, что перед началом первой мировой войны, на территории самарской губернии не было ни военных, ни частных аэродромов. А технические характеристики имеющихся летательных машин были далеки от совершенства. Так что же видели самарские жандармы и полицейские – НЛО или летательные аппараты супостатов
Улица Куйбышева, бывшая Дворянская. Дом купца Шибаева.

Дом Шибаевая на заднем плане

На втором этаже со стороны Алексеевской площади до 1917 года располагалась канцелярия Самарских губернаторов.



Николай Васильевич Протасьев

23 июля 1914 года. Кабинет Самарского губернатора Протасьева Николая Васильевича.  Николай Васильевич откинулся в кресле и закрыл глаза. Через открытые окна с Алексеевской площади доносились шумы города: крики извозчиков, игра шарманки, цокот копыт, детский смех. Там, за окнами, кипела жизнь, которая очень скоро изменится до не узнаваемости. Миллионы жителей Российской империи еще не подозревают о том, что государство Российское уже живет по законам военного времени. Ежедневно губернатору приходилось читать и отдавать распоряжения, связанных с мобилизацией военнообязанных  и иными приготовлениями к грядущей войне. Сегодня тревожные сообщения пришли из Бузулукского уезда. Жандармский унтер-офицер Шубин докладывал: на станцию «Бузулук» прибыл эшелон с тысячей нижних чинов. Ведут призывники себя дурно — побили фонари на станции, разграбили винные лавки. Пьяный дебош защитников отечества стал для самарской губернии в те дни обычным явлением. Следующая телеграмма из того же Бузулукского уезда  привлекла внимание Протасьева.

Рано утром 23 сего июля над селом Алексеевкой пролетели два неизвестно кому принадлежащих  аэроплана. «Направление их по видимому было из Николаевского уезда, над сёлами Патравкой, Алексеевкой, деревней Антоновкой и далее на Север по направлению села Богатого или Борского.  Полет их был очень быстрый, и они были видны в продолжение 1-2 минут».  Протасьев  не предполагал, что это только начало — информация о странных летательных аппаратах в небе над губернией скоро будет поступать непрерывным потоком.
Десять дней назад Николай Васильевич получил сверхсекретную телеграмму из Петербурга: «Высочайше утвержденным 13-го сего июля постановлением Совета Министров введено в действие положение о подготовительном к войне периоде». Среди прочих подготовительных к войне мер самарскому губернатору предписывалось. «Сделать распоряжения о подготовке к передаче в распоряжение Штаба Пограничного Округа и командующего морскими силами аэропланов, дирижаблей и принадлежностей к ним теми частными воздухоплавательными организациями, которые, согласно своим Уставам предоставляют таковые в распоряжение Военного ведомства в случае открытия военных действий». К данному пункту самарский губернатор отнесся спокойно: на территории вверенной ему губернии никаких аэродромов, дирижаблей, аэропланов не имелось, об этом он знал совершенно точно.
26 июля. Село Чувашский Сускан, Ставропольский уезд. Священник села  Будников, отъезжая от пристани, заметил высоко в небе аэропланы, которые сделали круг, затем разделились - два направились на юг, а один к Симбирску. Слова священника подтвердили крестьяне, находившиеся от священника в 5 верстах на пристани у села Хрящевка. Вечером того же дня над селом Исаклы, Бугуруслановского уезда пролетел воздушный шар, освещенный огнями по направлению на север. Этот аппарат или другой 27 июля в 10 часов вечера заметили над Казанью. Об этом прошествии Николай Васильевич Протасьев уведомил начальника губернского жандармского управления полковника Познанского Михаила Игнатьевича:
«Срочно. Секретно. Начальнику Губернского Жандармского Управления. Казанский Губернатор сообщил мне, что 27 сего июля, в 10 часов вечера мимо Казани пролетел воздушный шар. Об этом уведомляю Ваше Высокоблагородие для сведения. Губернатор Протасьев».  Копии телеграммы были отправлены начальнику Жандармского управления Ташкентской железной дороги и полицейскому руководству уездных городов Самарской губернии. Одна из копий была отправлена командиру 24 армейского корпуса Цурикову Афанасию Андреевичу.
30 июля временно командующий войсками Казанского округа (Самарский гарнизон находился в ведении Казанского военного округа) генерал-майор Маврин Алексей Алексеевич доводит до сведения подчиненных циркуляр: «В районе округа, очевидно, есть летательные аппараты. Неоднократно ночью отмечались полеты в районе заводов и даже освещались города прожектором. Прошу принять меры по обнаружению аэропланов и по возможности, приказываю войскам стрелять по летательным аппаратам. Прошу предложить это же стражникам: при спуске летчиков арестовывать, оповестить население. Маврин».

Телеграмма Маврина


Алексей Алексеевич Маврин


Вряд ли опытный военный, выпускник Николаевской академии Генерального штаба Маврин Алексей Алексеевич стал бы рассылать подобный циркуляр без предварительной проверки. По линии военного министерства, Алексей Алексеевич знал о том, что таинственные полеты происходят в небе других губерний.
В начале августа губернатор Протасьев получил телеграмму от министра внутренних дел. Высшее руководство МВД Российской империи отнеслось к поступающим сигналам о полетах загадочных аэропланов весьма серьезно. «09 августа 1914 года. Департамент полиции. Самара. Губернатору. По поступающим сведениям из некоторых местностях империи появились воздушные аппараты, пролетающие главным образом вне населенных мест над хранилищами войсковых запасов. Наблюдение таких аппаратов наблюдалось в Казанской, Пермской, Вятской, Владимирской губерниях. Есть основание предполагать присутствие в пределах империи оборудованных тайных неприятельских воздухоплавательных станций, мастерских и бензинохранилищ. Прошу принять самые экстренные меры по розыску. Прикажите оповестить, не вызывая излишних толков, местное благонадежное население, изложив важность немедленного сообщения полиции случаев появления и особенно спуска авиаторов, которые подлежат аресту, передаче под охраной военным властям. Обо всем, имеющем значение для облегчения дела розыска, немедленно сообщите департаменту полиции и военному начальству».
В ночь на 1 августа «ратник из крестьян Герасим Павлов, возвращался из города Ставрополя в Белый Яр, и, не доезжая 7 верст до Белого Яра,  видел высоко в воздухе, что-то пролетело с шумом, от этого летящего предмета была полоса огня в виде метеора длиною 6-7 сажен. Предмет этот летел по направлению города Самара».
5 августа 1914 года в 9 часов утра сестра смотрителя Удельного ведомства Курносенкова Надежда  и ее дети: Константин и Прасковья видели летящие по направлению от Мелекеса до села Узюково два аэроплана, затем один из аэропланов  полетел в сторону Ставрополя, направление  полёта другого аэроплана очевидцы определили как «левее Ставрополя». Аэропланы летели высоко, но шум моторов был ясно слышен.
Служащие станции «Абдулино» и начальник разъезда «Ик» - Галочкин около двух часов утра 16 августа наблюдали свет «прожектора» по направлению Абдулино. Служащие отмечали, что подобный свет они видят не впервые. В час ночи с 18 на 19 августа над селами Алексеевкой и Поповкой пролетел «воздухоплавательный аппарат, освещенный, по-видимому, электричеством». Ночевавшие с лошадьми крестьяне села Алексеевка Дмитрий Павлов и Дмитрий Михайлов пояснили, что свет исходил сверху вниз, внизу расширяясь с высоты не менее 60-80 сажен. Сам аппарат очевидцы не видели, так как пролетал он за холмом. Конторщик села Поповка Алексей Владимирович Грунцевский наблюдал полет некоего объекта, который был «сильно освещенный, на высоте 60-100 сажен, направляющийся к деревне Измайловой. Аппарат имел крылья и хвост, а ниже лодка. Людей в ней замечено не было. Аппарат летел со скоростью птичьего полёта». Той же ночью огни наблюдали в небе над хутором Тамплон, выше деревни Акбаевки в семи верстах деревни Крымсарь. Ночью 18 августа над селом Черновка Каменской области пролетел аэроплан по направлению на Запад. 31 августа, по дороге  из Ставрополя в село Ягодное уездный врач, и фельдшер наблюдали полет на значительной высоте аэроплана.
До сих пор в архивах нескольких бывших российских губерний сохранились дела о наблюдении за таинственными объектами в период с 1914 по 1916 года. Расследования проводились по линии военного ведомства и жандармерии, а отдельные случаи многократно проверялись и уточнялись.

Бывшее здание Самарского Жандармского управления
Бывшее здание СГЖУ

Это, вероятно, первый в истории анализ деятельности объектов, которые впоследствии назовут НЛО. Аналитическая записка на имя Самарского губернатора подготовлена начальником губернского жандармского управления полковником Познанским Михаилом Игнатьевичем через два дня с момента получения секретной телеграммы из Департамента полиции. Подчиненные Познанского, принимавшие участие в расследованиях, пытались обнаружить следы от резиновых шин колес аэроплана, оценить размеры площадки, на которую мог бы сесть, а затем взлететь аэроплан. Доводы Михаила Игнатьевича опираются на логические рассуждения, в которых полностью отсутствуют какие-либо предположения о внеземном происхождении наблюдаемых огней.


Михаил Игнатьевич Познанский


«В дополнении телеграммы моей от 11 августа за № 9488, доношу Вашему Превосходительству, что с началом войны мною было отдано всем пунктовым унтер-офицерам строго следить за возможными в их районе появлением летательных аппаратов, и даны указания о тех мерах, какие надлежит в этих случаях принимать, но до сего времени никаких донесений, о появлении в Самарской Губернии аэропланов ко мне не поступало. Все сведения со стороны частных лиц о будто-бы виденных ими полетах аэропланов до настоящего времени весьма тождественны по обстановке между собой, а именно: почему-то эти аэропланы летают только ночью в пустынных местах, освещая с аэроплана местность прожекторами. Не ослабляя наблюдения за возможным появлением действительных аэропланов, я позволю себе высказать предположение, что если бы противник и решил бы обследовать местность Самарской губернии, то для своих наблюдений избрал бы местность сосредоточения как войсковых частей, так и казенных заводов, то есть губернские и уездные города, а не пустыни. Во всяком случае, летел бы днем, а не ночью. Если бы ему и пришлось бы пролететь ночью, то он не освещал себя, так как при таких условиях, он только лишь обнаруживает себя во вред наблюдению. Как на факт возможного массового заключения об увиденном будто - бы аэропланах, докладываю нижеследующее  Пассажиры одного из пароходов общества «Самолет» по заявлению капитана-были сильно встревожены у пристани появлением в небе аэроплана, все видели летящую точку и явный  звук мотора, - по словам капитана - звук мотора был от ехавшего по берегу автомобиля, светящейся точкой оказалась падающая звезда. Второй подобный случай, это появление восьмого августа аэроплана около разъезда «Алтуховки». Наблюдая за местом, на котором было видно движение светящегося предмета над лесом и слышен стук мотора. Оказалось, что это был автомобиль местного  купца, ехавшего по горе за лесом. А потому нельзя не прийти к заключению, что все сведения о видимых будто бы аэропланах является плодом настоящего приподнятого настроения в связи с предупреждением администрацией о возможном появлении неприятельских аэропланов. Полковник Познанский».
В течение августа летательные аппараты замечают в разных частях губернии, а в сентябре 1914 года, таинственные шары и аэропланы появились в небе над Самарой. Пожарный служитель 4 части города Самары Михаил Васильевич Куркин, докладывал начальству об услышанном разговоре. «22 минувшего августа пожарный служитель 4 части города Самары, Михаил Васильевич Куркин, доложил приставу 2 части, что 20 августа он был за рекой Самарской, причем на плашкоутном мосту, слышал как один неизвестный крестьянин, рассказывал другим крестьянам, что по дороге в город Самару, по какой именно не известно, у колодца его встретили неизвестные 5 человек с ведром и спрашивали его: «Где у вас Новая Москва?». Он ответил, что не знает  и, когда поехал дальше, и посмотрел в сторону откуда вышли неизвестные, то заметил в стороне большое бревно с крыльями. Кто были эти люди и откуда, неизвестный крестьянин не сказал».2 сентября 1914 года крестьянин Василий Веденеевич Качурин в казенном лесу накладывал в воз дубовые бревна. Вдруг в лесу в течение пяти минут зашуршало нечто и затихло. Звук этот, как показалось Качурину, похож на звук автомобиля. Вечером того же дня его жена Мария, возвращаясь с поля обратила внимание на двух подозрительных мужчин, которые шли в сторону Барбашиной поляны. Мужчины были одеты в черные костюмы, на головах фуражки с широкими околышами. Крестьянка подметила: два мужика, одетые в черное обмундирование, после заката идут в лес.

Трубочный завод
Трубочный завод
15 сентября. Самара. Командированный в дачную местность агент Любвин доложил начальнику Самарского сыскного отделения о том, что между пятой и шестой просекой летел аэроплан по направлению к Трубочному заводу. Сделал круг и направился в сторону Смышляевки. 22 сентября. Самара. Крестьянка Мария Назаровна Фролова торговала фруктами на углу улиц Льва Толстого и Уральской возле Покровского садика увидела аэроплан «размером с лошадь», летевший над биоскопом «Вулкан» по направлению к железнодорожному мосту через Самару. Форму аэроплана торговка знала хорошо, так видела его вблизи во время показательных выступлений летчика Красильникова. 29 сентября. Самара. Целая пожарная команда и околоточный надзиратель наблюдают полет «аэроплана» по направлению самарских артиллерийских казарм: «Аэроплан то опускался, то поднимался, то изменял направление направо, то налево. Аэроплан иногда освещался красным цветом».
В это же время Генеральный штаб поступили агентурные сведения о том, что в Заволжских степях существуют тайные ангары для аэропланов. Самарскому губернатору предлагалось организовать экспедицию по розыску вражеских объектов (О результатах экспедиции напишу позже). Коллеги самарского губернатора Протасьева всячески помогали в расследовании.  «Самара. Покорнейше прошу не стесняться границами губернии. Со своей стороны принимаю все необходимые меры. Симбирский губернатор Ключарев».
Летом 1914 года по приказу начальника сыскного отделения, на Самарскую Луку, отправляют полицейского надзирателя Долганова (кстати, один из лучших сыщиков дореволюционной Самары). Его сопровождали жандарм и несколько полицейских. Задача Долганова – сбор информации об аэропланах и поиск секретных ангаров. Оказывается, жители села Рождествено и ближайших к нему деревень никаких аэропланов не видели, но наблюдали «летящую большую звезду с разноцветными огнями в виде фейерверка».
26 сентября. Бугульма. Стражник Тюнин в пять часов вечера наблюдал на окраине города Бугульма полет неизвестной летательной машины, которая «имела форму гробового ящика». Вечером 29 сентября «аэроплан» видели над Трубочным заводом в Самаре. Он летел, меняя направление и переливаясь яркими огнями. В 11 вечера того же дня он появился в 80 верстах от Самары у Александровского моста через Волгу у Сызрани. Огни на аэроплане долго наблюдал капитан и команда парохода «Рыболов».

Карта
Через час, охрана моста увидела в воздухе яркий белый свет над левым берегом Волги, вскоре послышался шум как будто бы молотилки, свет пересек Волгу и приблизился к мосту. Патруль вместе с дежурным сторожем Петром Куракиным наблюдали свет, который двигался на высоте 30 саженей над горизонтом, а затем потух. Через 20 минут, когда на пост пришел дежурный жандарм Алеманов свет вновь вспыхнул на песке у левого берега в 4 верстах от моста. Круто пошел вверх, освещая снопом света лес, пошел берегом к Сызрани и снова потух. Поднятый по тревоге караул, ничего не обнаружил на месте появления огня. Однако загадочный свет несколько раз в течение ночи появлялся над мостом. Утром полицейские и жандармы осмотрели место предполагаемой посадки летательного аппарата и обнаружили на песке след, «как бы от резиновой шины». След осмотрели и зарисовали.
2 октября. Помощник пристава и урядник Рычажков вновь поехали к месту, где ранее обнаружили отпечатки «шин». Вдруг небо в нескольких верстах от них осветилось от трех  вспышек, послышался шум, который приближаясь, пронесся над головами исследователей в сторону разъезда «Правая Волга», где вновь вспыхнул в небе яркий огонь. Интересно читать докладную записку очевидца. Эмоционально описав увиденное, он, как будто устыдившись, зачеркнул часть показаний: «Явление было настолько неожиданно, и в то же время для нас совершенно понятно, что над нами пролетел какой-то аппарат с мощным, судя по шуму, двигателем, что мы не вдруг пришли в себя…».
К концу августа 1914 года казавшиеся на первый взгляд бессистемными, полеты «аэропланов» стали чаще происходить над Самарой и её окрестностями. Анализируя время появления объектов, расстояние между населенными пунктами над которыми эти объекты были замечены, жандармы предположили, «база» аэропланов может находиться в 100 верстах от Самары. Аналитики полицейского управления Самарской губернии докладывали начальству: «Часть площади Самарской губернии по диаметру в 200 верст с центром в городе Самара, тщательно разведываются неизвестными аэропланами, причем база их, скорее всего, находится в местности труднодоступной и пустынной, каковой, скорее всего, может быть площадь на Жигулевских горах. Под постоянным наблюдением летчиков линии железных дорог, заводы трубочный и взрывчатых веществ, мосты Александровский, через Самарку… Разведка производится по ночам и за редким исключением без огней».

ScreenShot 88
До конца 1914 года продолжали поступать сведения о полетах «аэропланов» над территорией Самарской губернии. Любые, даже самые нелепые на первый взгляд сообщения проверялись самым тщательным образом. Некая старушка Гусева на пристани Иванцова рассказывала окружающим вещи страшные и удивительные: мол, в Царевщине есть имение, а в имении том управляющий  немец. В лесу, рядом с имением, устраиваются сборища немцев, а по ночам из этого леса совершаются полеты аэропланов.
К немцам - колонистам, проживающим Самарской губернии, с началом второй отечественной войны со стороны жандармов было пристальное внимание. К 1914 году губерния была наводнена пленными подданными австро-венгерской империи, китайцами, корейцами и еще бог знает кем. Работы у жандармерии, полиции и контрразведки хватало. Каждый немец, особенно австрияк, рассматривался как потенциальный шпион. С началом полетов «аэропланов», контрразведка взяла под особый контроль немецкие колонии. 15 октября жена сельского старосты поселка Дмитриевское Евдокия Капралова уверяла, будто бы она видела ночью летящий со стороны немецких колоний аэроплан в виде «неполной луны».
Крестьянин Иван Тараканов и мещанин Петр Синицын заявили полицейскому уряднику, что в ночь с 15 на 16 декабря они находились на станции Палласовка на паровой мельнице Кнауз. В 4 часа утра в версте от мельницы в небо поднялся какой-то предмет с красными и синими огнями. Предмет поднялся в небо очень высоко. Якобы, свидетелем полета был хозяин мельницы Кнауз и его работники. По непонятной причине, Кнауз стал объяснять окружающим, что, мол, там, где красный и синий огни, находятся люди.  «Когда Синицын и Иванов стали просить у Кнауза ружье, чтобы в огни те стрелять, то Кнауз стал их всех вталкивать в мельницу и говорил, идите спать, а втолкнувши в двери, двери запер».
Слова Синицына и Тараканова подтвердили и другие, «присутствующие при сем событии вполне интеллигентные люди». При проверке, хозяин паровой мельницы Федор Федорович Кнауз наличие переливающегося разными цветами предмета не отрицал, однако, по его мнению, это была обыкновенная утренняя звезда. Ружье не дал по простой причине: стрелять по звездам глупо.
Последнее сообщение о полетах «аэропланов» над Самарской губернией датируется 1 февраля 1916 года. Крестьяне и священник села Вязовый Гай в 9 часов вечера наблюдали в полет двух летательных аппаратов: «Аэропланы эти освещались прожекторами, причем на одном огонь был бледный, а на другом яркий; каковые в воздухе лавировали: то спустятся, то поднимутся выше».
Что было дальше? Мы можем только предполагать. Возможно, интенсивность полетов странных объектов уменьшилась, и самарские военные переключились на дела более важные. Может быть, начиная с 1915 года, аналитики силовых ведомств осознали: то, что появляется в небе Российской империи, никакого отношения к немецкой авиации не имеет, а, следовательно, для безопасности империи, полеты шаров и аэропланов прямой и явной угрозы не представляют. В настоящее время. документы жандармского управления являются уникальным источником для изучения неизвестной истории Самары.
Subscribe
Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments