solodilove4 (solodilove4) wrote in samara_ru,
solodilove4
solodilove4
samara_ru

Category:

Самарский Кони-Айленд.

Недавнее прочтение книги Рема Колхаса “Нью-Йорк вне себя”, навело на размышления о нашем региональном градостроительном феномене под названием Тольятти. От прочитанного текста в памяти осталось приятное удивление ловкими интерпретациями исторических фактов и витиеватым толкованием архитектурных метафор, после которых живо представляешь в воображении всю удивительную историю возникновения и развития Нью-Йорка, как великой лаборатории новой культуры индустриального века.
Автор упомянутой книги отыскал возможность соединить и презентовать разрозненные и противоречивые фрагменты и последовательно изложить основы несуществующей доселе теории “манхеттенизма”, основная программа которого – существовать в искусственном мире и жить внутри фантазии.
Почему же в озаглавили этоuго поста присутствует название одного из районов Нью-Йорка, маленького полуострова с благозвучным названием Кони-Айленд? Именно этот полуостров послужил местом, где были апробированы технологии фантастического: “технология + картон = реальность”. Кони-Айленд, - город курорт, место предполагающее контраст, но вместо временного снятия городского напряжения, Кони-Айленд предлагает его радикальное усиление [1]. Тольятти, конечно, не идет в сравнение со знаменитым американским курортом с его “Луна-парками”, “хот-догами” и “богатой историей развития индустрии развлечений”, но некоторые параллели все же можно обнаружить.

пл-1-2
31 октября 1737 года Василий Татищев выбрал место для крепости: на берегу Волги “при протоке ея Куньей Воложки против Жигулевских гор”. Строительство крепости началось весной 1738 года. В октябре крепость посетил В.Н. Татищев и нашел там все “изрядно” отстроенным, согласно чертежу. 21 февраля 1739 года вышел указ Сената о наименовании основанной крепости Ставрополем, что в переводе с греческого означает “Город священного Креста”. Изначально в семантику названия города и отчасти в планировку (условно) закладывается христианский знак-символ который, по всей видимости, должен был указывать на факт проживания в нем крещеных калмыков. Конечно, планировочную структуру крепости Ставрополя назвать “идеальной” и геометрически выверенной невозможно, но название “город креста” оставило нам память о стремлении к идеальному. Отцы основатели позаботились о создании города с мистической символикой и диким населением, которому только предстоит освоить христианские основы и оседлый образ жизни. В последующие десятилетия город-крепость разрастается кварталами и улицами, от крепости, лишь остается небольшая планировочная сбивка и название “старый город”, которое имелось на планах города до затопления. По иронии судьбы, в новом, перенесенном городе также закрепилось неофициальное название одного из районов “старый город”. Чередование старого и нового – связующая тема сквозь столетия.
Изображение0016
Изображение0015
Фото хранится в музее СГАСУ. Вещественное доказательство. "Курзал в Ставрополе. Курорт. 1899"

Наконец город обретает достаточную силу и развитость инфраструктуры чтобы, начинают появляться новые герои городской жизни – отдыхающие, город прославился оздоровительными курортами. Расположение в живописном месте, где воздух соснового бора целителен и свеж, а фоном нехитрой городской жизни служит величественная панорама Жигулевских гор, сыграли не последнюю роль в становлении имиджа оздоровительного курорта. Заливные луга, золотые пески, озера, близость к крупным городам и транспортным артериям, привитая калмыками переселенцами традиция производства кумыса, толпы сезонных отдыхающих, все это повлияло на решение городской думы дать добро на строительство летних лесных дач. 6 мая 1879 года они вынесли решение: “Разрешить лицам, желающим пользоваться воздухом в летнее время в городской лесной даче, устраивать в настоящее время летние помещения в той части, которая прилегает к городу” [2].
За короткий промежуток времени, с помощью местных предпринимателей был возведен дачный поселок “Восточные пески”. Целыми днями приезжие наслаждались отдыхом: бродили по лесу, собирали цветы, любовались Волгой, купались в озере Подборном (там были специально оборудованы бани и купальни), пили кумыс. Местные жители в изобилии снабжали гостей медом и молоком, свежими фруктами и ягодами [2]. В 1898 году Иван Борисов открыл за городом, так называемый курортный зал, который стал первым местным общественным клубом, его с удовольствием посещали дачники и местный бомонд. Ставрополь практически никогда не отличался высокой численностью населения и количеством кирпичных построек, однако курортный зал построен в модном по тем временам стиле кирпичной эклектики, с открытыми деревянными террасами и балконами, на участке можно заметить входные арки с пропильной резьбой и декоративными деревянными завершениями. Внутри здания разместились танцевальные залы, театральная сцена, где ставили любительские спектакли для чтения, игры в рулетку и карты. Танцевальные вечера устраивались через день и были очень популярны среди молодежи. Духовой оркестр играл до часу ночи. Курзал стал местом сосредоточения общения.

3_c321501

Провинциальный уровень Ставропольского курзала можно увидеть, сравнив его со знаменитыми курортными залами Кисловодска. Но все же основные элементы тогдашней курортной моды на лицо – шпили, летние веранды и променад отдыхающих, Ставрополь в тренде.
kis_49
Наконец в 1910 году в Ставрополе открывается всероссийский санаторий для легочников “Лесное”. Очень скоро “Лесное” стало популярным не только в России, но и за ее пределами России. В 1913 году, на Петербургской выставке санаторию присудили бронзовую медаль.
Небольшой уездный городок привлекал к себе внимание множество людей о которых теперь мы все хорошо знаем. Например летом 1877 г. у сестры М.А. Ульяновой - С.А. Лавровой отдыхала семья Ульяновых, в том числе В.И. Ленин, так что береговая линия Портпоселка помнит юные стопы будущего вождя мирового пролетариата. Любопытны воспоминания приехавшей на лечение кумысом революционерки Инессы Арманд, которую восхитила местная природа. Она записала: “…приехав в Ставрополь, я была очарована местностью, никуда не поехала дальше и, наткнувшись на сторожа одной дачи, осмотрела ее и наняла. Дача стоит в сосновом лесу, на высоком откосе. Спуск тоже покрыт соснами. Внизу маленькое озеро, вдали полукругом высятся жигули…В Ставрополе самое сильное впечатление на меня произвело раннее утро…Вышли – было темно, а потом постепенно рассветало – и река, и небо были розовые, такого необычайного нежного цвета. Ужасно люблю время, проведенное в Ставрополе” [2].
В поисках величественной русской природы в Ставрополе побывали Суриков и Репин. Причина визита Сурикова – душевный и творческий кризис. В Ставрополе Суриков попадает в окружение милых девушек, к нему возвращается интерес к жизни, а вместе с ним и вдохновение.
9 сентября 1995 года А.И. Солженицын посетил город Тольятти. Во время встречи с населением он вспомнил любопытный эпизод из жизни: “Я здесь, в Ставрополе Волжском, был впервые в 1939 году. Я был студентом и вместе со своим другом мы спускались по Волге – просто лодку купили в Казани и спускались по Волге. Пристали. И пошли ходить по этому городу, где улицы были песчаные. Вязли мы в песках – такие улицы были. Смотрели и думали – какой чудный город, с каким историческим прошлым и дыханием” [3].
Очевидно, что в дореволюционные годы, Ставрополь являлся рекреационным центром Ставропольского уезда и Самарской губернии. Взгляд на современный Тольятти позволяет говорить об особенностях архитектуры и местного менталитета, которые обусловлены особым географическим расположением города. Замечено, что Тольятти до сих пор является привлекательным местом для жителей близлежащих территорий и в частности Самары, и эта привлекательность в определенной мере обусловлена обеспечением необычного досуга. Вокруг города появляются базы отдыха, целый полуостров туристических баз, благоустроенные причалы и заливы для парусного флота. В погоне за зрелищностью, архитекторы используют несколько мотивов, от псевдо-исторического стиля, где совершается попытка имитации готического замка (отель Гарибальди) и гигантского “средневекового” массива из силикатного кирпича, завершенного бойницами на Автозаводском шоссе, до современных курортных залов на побережье цветуще-зеленого Жигулевского моря, где используются мотивы острых углов лодок и яхт. Появляется неординарная ситуация, когда в “чистых” модернистских районах города 60-80-х появляются вставки чужеродных отсылок к прошлым векам и не важно, что это порой выглядит абсурдно, главное угодить расслабляющимся искателям новых удовольствий.

1
Утопленная на дне водохранилища курортная идиллия, прорастает порослями вдоль всей береговой линии Тольятти. Появляются первоклассные яхт-клубы и базы отдыха, где можно спокойно провести крупный фестиваль классической музыки (Классика над Волгой). На открытом пространстве люди слушают великолепную музыку, теплые лучи заката окрашивают кремовые отвалы Жигулевских карьеров, воздух свеж как горный ручей.
66_full

3907_1327225287
фото: http://chronograph.livejournal.com/
z_eab9db4d

Стоит уделить внимание истории становления архитектурной утопии Автозаводского района города Тольятти. Вспоминаются забавные эпизоды, увиденные и услышанные на защитах дипломов СГАСУ, где традиционно председателем выступал заслуженный архитектор и ученый с мировым именем и по совместительству один из авторов генплана Автозаводского района – Юрий Петрович Бочаров. На одной из защит он гордо сообщал аудитории, что переписывался с самим Ле Корбюзье, что вызвало восторг. На другой защите, он гневно бил указкой по планшету, на котором была помещена фотография макета “Лучезарного города-сада” Ле Корбюзье. Юрий Петрович посетовал, что этот проект давно предан анафеме и раскритикован. Но сам Автозаводский район несет в себе черты “Лучезарного города”, с его большими озелененными пространствами, среди которых возвышаются башни или пластины, представляющие собой вертикальные улицы. Планировка Тольятти имеет плюсы и минусы. Например, удачной оказалось “поточная” схема планировки города, которая была предложена еще Милютиным в 20-30-х. Верным решением, оказалось заложение в городе гибкой структуры, способной к росту и развитию. Широкие улицы, развязки играют на автомобилиста. В самом невыигрышном положении оказались пешеходы. Городские улицы слабо насыщены настоящей, уличной жизнью большого города. По этой причине образовалось множество территорий, где невозможно осуществлять общественный контроль. Улицы сделались не безопасными, расплодился невежественный, криминализированный стиль общения и жизни. Курорт на время превратился в гигантское заводское общежитие. Занимательна история, которая была услышана в пересказе. Оказывается первые эскизы, и идеи Автозаводского района города Тольятти были нарисованы чуть ли не на салфетке, в кафе или ресторане Юрием Петровичем, в темном зале ресторана свершались великие начинания.
Все же в последние два десятилетия, наблюдается подъем индустрии развлечений и наблюдается тенденция к разнообразию. Архитектура становится более зрелищной. Многие жители Самары полюбили пляжи Хрящевки, с ее ветрами и волнами, некоторые едут отведать кухню или справить праздник в современных придорожных кафе-ресторанах в районе Зеленовки, любители классической, электронной и клубной музыки, также находят себе фестивали и клубы по интересам.
фото: http://chronograph.livejournal.com/
0_c66f1_b172c313_orig

Местное архитектурное сообщество постоянно беременно невероятными идеями. Например, возникают проекты и предложения по созданию намывных островов и гигантской набережной, которая соединила бы разрозненные районы города. Ведется дискуссия по поводу грамотной застройки территории вблизи водохранилища. Прогнозируется уникальный многофункциональный жилой комплекс на намывной территории Куйбышевского водохранилища города Тольятти в районе яхт-клуба “Дружба” [4]. Затонувшие обломки Атлантиды то и дело всплывают на поверхность, реализовываясь в самых невероятных проектах.
img361
60171687

Одной из фантазий является однажды выполненный проект набережной Автозаводского района, визуализация которого уже много лет кочует из журнала в журнал, уже давно поднадоев. Свободно расставленные футуристические высотки, бионического вида пристани и, конечно же, смыслообразующий гигантский Шар и Башня.
Возможно, настанет время, когда между Самарой и Тольятти наладится скоростное сообщение, запустится линия САМАРА – БАЗА ОТДЫХА ТОЛЬЯТТИ.

Небольшая выдержка из книги "Нью-Йорк вне себя": Сфера как форма встречается на протяжении всей истории западной архитектуры, в основном в моменты революционные. Для европейского Просвещения она стала моделью мира, светским аналогом собора: как правило, она исполняла роль монумента, причем монумента совсем пустотелого......"Шар-башня" пятитысячекратно воспроизводит площадь того участка, который она занимает. В ситуации таких колоссальных "ножниц" "Шар-башню" следует рассматривать как абсолютную квинтесенцию идеи небоскреба, как самое полноеи наглядное воплощение способности небоскреба многократно воспроизводить земную поверхность и создавать другие миры.

0612563001279261695

vnR9oOu-1RA

36MaV0v5LmA

a_SGO-TDGBk

xata_961987

Yg6Gyl6XLkA

Rcg0I_IoNX4


1. Колхас Р. Нью-Йорк вне себя. Ретроактивный манифест Манхэттена/ Пер. с анг. М.: Strelka Press, 2013. – 336 c., ил.
2. газ. ВКТольятти. Понедельник, 3 июня 2013, №4.
3. А.И Солженицын и Самара / под науч. Ред. П.С. Кабытова; Федеральное агентство по образованию. / Самара: Изд-во “Самарский университет”, 2008.- 139 с.;илл.
4. Журнал “Самарский вестник архитектуры и строительства” №1/2013 (январь-март)
Subscribe
Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments