Воронов Виктор (voron_vg) wrote in samara_ru,
Воронов Виктор
voron_vg
samara_ru

Categories:

Разговор о детских домах в День матери или РосСиротПром.

«Автор «Колымских рассказов» считает лагерь
отрицательным опытом для человека - с первого до последнего часа.
Человек не должен знать, не должен даже слышать о нем.
Ни один человек не становится ни лучше, ни сильнее после лагеря.
Лагерь – отрицательный опыт, отрицательная школа,
растление для всех – для начальников и заключенных,
конвоиров и зрителей, прохожих и читателей беллетристики.»
(Варлам Шаламов, «О прозе»)
Праздник под который в 1998 году Указом Президента «В целях повышения социальной значимости материнства» отвели последнее воскресенье ноября, за 15 лет так и не стал реальным праздником — и когда мы планировали провести «Открытый просмотр документального фильма «Блеф или с НОВЫМ ГОДОМ» (режиссер Ольга Синяева)» - о нем не вспомнили и не предполагали такого совпадения.
А совпадение правильное, прямо символичное - именно в День матери (вот ведь отчего он не Матери — а с маленькой буковки: матери?) показать жизнь детей, от которых матери отказались.
Отказались — переложив «радость материнства» на Родину-Мать. На Государство. Любимый лозунг которого: «Чужих детей не бывает!».
Но, однако, после фильма понимаешь, что вот тут-то как раз с самой маленькой буковки надо писать: одина-мать, государство.
За полтора часа экранного времени, в которое авторы фильма смогли впрессовать десятки часов отснятого материала и десятки судеб, подробно и профессионально анализируется и, можно сказать, даже препарируется, «забота» родины-матери, государства - о детях-сиротах.
Впрочем, даже не сирот в прямом смысле этого слова — ведь сирот практически нет в детдомах, в основном это социальные сироты, точнее, как их называет Закон: «дети, оставшиеся без попечения родителей».
Законом предусмотрен целый спектр причин, по которым ребенок «остается без попечения» (не считая еще и бескрайних возможностей неперечисленных «иных случаев»).
Не поленитесь, прочтите весь этот перечень, он стоит того:

«дети, оставшиеся без попечения родителей, - лица в возрасте до 18 лет, которые остались без попечения единственного родителя или обоих родителей в связи с лишением их родительских прав, ограничением их в родительских правах, признанием родителей безвестно отсутствующими, недееспособными (ограниченно дееспособными), объявлением их умершими, установлением судом факта утраты лицом попечения родителей, отбыванием родителями наказания в учреждениях, исполняющих наказание в виде лишения свободы, нахождением в местах содержания под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений, уклонением родителей от воспитания своих детей или от защиты их прав и интересов, отказом родителей взять своих детей из образовательных организаций, медицинских организаций, организаций, оказывающих социальные услуги, а также в случае, если единственный родитель или оба родителя неизвестны, в иных случаях признания детей оставшимися без попечения родителей в установленном законом порядке».

Коротко говоря - государство имеет право любого ребенка, виноватого лишь в том, что ему не повезло с родителями (или — как вариант - родителям не повезло с государством), запустить в оборот системы, которую иначе как «РосСиротПром» не назовешь.

Система эта абсолютно закрытая.

Несмотря на всю иллюзорность "свободы" нынешних всяческих информационных потоков — практически невозможно проследить реальный путь ребенка, попавшего на этот конвейер. Невозможно еще и потому, что конвейер размазан по разным ведомствам:

с 0 до 1,5 лет, а чаще до 3-х, а то и до 4-х лет — роддома и «Дом ребенка» (это медицинское ведомство);

далее, вплоть до 16 лет (за редким исключением — до 18 лет) — учреждения системы образования: детский дом (для детей раннего (с 1,5 до 3 лет), дошкольного, школьного возрастов, смешанный); детский дом-школа либо школа-интернат для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей;

Но гораздо чаще это несколько иные образовательные учреждения: «специальный (коррекционный) детский дом для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, с ограниченными возможностями здоровья» либо «специальная (коррекционная) школа-интернат для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, с ограниченными возможностями здоровья». Гораздо чаще — потому что большинство «домребенковских» и изрядная часть просто детдомовских - диагностируются как «умственно отсталые». И им заведомо не получить даже неполного среднего образования, не говоря уж о среднем.

А после 16-ти — в лучшем случае какое-нибудь ПТУ (как бы их не называли нынче: колледжи ли, лицеи ли — ПТУ они были, ими и остались). И даже имевшийся ранее практически иллюзорный шанс вырваться в жизнь после РосСиротПрома: право сирот на внеконкурсное поступление в ВУЗы - сейчас уничтожено.

И чаще всего в итоге финальная точка, итог работы РосСиротПрома (если не раннее кладбище с безымянной — просто номерок на палочке - могилой): это психоневрологические интернаты (подведомственные психиатрической медицине и социальным службам) либо ФСИНовские заведения (тюрьмы, лагеря, колонии).

Не случайно у одного из героев фильма - совсем молодого грустного зека - на руке татуировка "ЗОЛОТО". На вопрос: Почему золото? - он спокойно расшифровал: "Запомни Однажды Люди Оставят Тебя Одного".

А вообще - в любом возрасте с рождения до 18 лет у любого ребенка есть шанс попасть на этот конвейер через органы опеки и попечительства либо через КДН (комиссии по делам несвершеннолетних и защите их прав, но в аббревиатуре почему-то остается только перефраз привычного НКВД, а права и их защита, естественно не вписываются в неё). И вырваться с этого конвейера будет непросто — даже если у ребенка есть, например, бабушка, готовая о нем заботиться — система запросто может это проигнорировать.

Есть, слава Богу, и другие варианты: есть усыновление - но он достигло некоего статистического потолка, и замерло; есть приёмные семьи: но — мало того, что большинство населения Росси не готово ни к усыновлению, ни к тому, чтобы взять в свою семью приёмного ребенка, так еще и количество возвратов детей приемными семьями — совершенно критично и недопустимо высоко; есть и реально эффективные детские дома, выпадающие из общего РосСиротПромовского ряда — но они есть ВОПРЕКИ этой системе и система с ними успешно борется. Так, например, был уничтожен в Москве 19-й детский дом с его уникальным опытом патронатных семей. Опытом не просто успешным и эффективным, но и воспроизводимым, подлежашим тиражированию. Но — РосСиротПром отверг этот опыт.

И ни в одном из перечисленных вариантов, даже самом успешном — практически невозможно полностью компенсировать психологические травмы (а чаще же — сочетанные комплексные травмы — где в одном клубке переплетены последствия психологического, физического, сексуального, а зачастую и медикаментозного насилия над ребенком), нанесенные ребенку этой системой.

У ВСЕХ детей, прошедших через эту систему — есть практически необратимые личностные изменения, которые, даже компенсированные — будут давать о себе знать всю оставшуюся жизнь (впрочем, чаще — жизнь совсем недолгую, ведь средняя продолжительность жизни попавших на ковейер РосСиротПрома — усточиво колеблется в районе 25 лет).

Травмы от того, что к младенцу руки взрослого сотрудника прикасаются всего несколько раз в день (и руки эти не назовешь не то что материнскими — даже просто женскими их нельзя назвать, это просто руки «работника»).

Травмы от того, что никто не утешит плачущего малыша (а уж тем более - подростка).

От того, что никто не даст спать, есть, в туалет ходить — когда это надо ребёнку. Все это заставляют делать всех детей одновременно (и иначе в рамках этой системы — невозможно).

А еще - при переводе ребенка из одного заведения РосСиротПрома в другое — никто не поинтересуется его мнением — просто возьмут за руку, и перевезут на «новое место жительства».

А еще - по мере взросления — травмы только усугубляются: «ночная жизнь» детей и подростков, их сверхранняя сексуальная жизнь, зачастую - прекрасно налаженные связи с криминалитетом — все это практически табуированные темы. Об этом никто из сотрудников РосСиротПрома никогда не решится говорить не то что откровенно — даже признать эту проблему вслух мало кто способен.

Потому-то столь высок процент возврата детей из приемных семей — это дети, которым необходима помощь сильных и подготовленных специалистов.

А специалистов этих практически нет и — главное — нет «госзаказа» на подготовку таких специалистов.

Обо всем этом — без нагнетания, без «чернухи», более того — максимально щадя неподготовленного зрителя — и рассказывает фильм Ольги Синяевой.

А еще о том, насколько безнравственны спонсорские новогодние подачки, которыми общество пытается откупиться от детей, попавших на этот конвейер.

Насколько безнадежны все иллюзии о том, что хоть что-то хорошее может ждать общество и государство, которые смиренно закрывают глаза на существование этой РосСиротПромовской машины по уничтожению детей, машины, которая лишает детей права на будущее, права на то, чтобы быть личностью.

Не случайно, кстати, что в Ковалевский детский дом (г.Нерехта), успешно противостоящий этому ковейеру — не берут на работу никого, кто более года поработал в системе РосСиротПрома. Ведь и у взрослых, смирившихся с тем, что делает с детьми эта система — происходят, пожалуй, необратимые нравственно-личностные изменения.

И калечит эта система не только детей — но и взрослых, работающих на нее.

В Самаре и Тольятти фильм представлял Александр Гезалов — писатель, публицист, общественный деятель, международный эксперт по социальному сиротству, эксперт Общественной Палаты и Государственной Думы РФ. Один из немногих детдомовцев, кому удалось вырваться за пределы РосСиротПромовского конвейера.

И долгий и откровенный разговор со зрителями после просмотра — подтверждал, что многие впервые в своей жизни осознали, что происходит с детьми в этой системе. Да и те, кто уже связан с этими детьми — чаще всего не осознавали глубинность детских проблем.

Были и те, кто не выдерживал, и уходил с просмотра, но это один-два человека.

И обвинять их в слабости было бы несправедливым.

Ведь наверняка все, кто досмотрел фильм до конца, согласятся, что к РосСиротПрому вполне применима лишь слегка измененная формулировка Варлама Шаламова:

«Детдом является отрицательным опытом для человека - с первого до последнего часа. Человек не должен знать, не должен даже слышать о нем. Ни один человек не становится ни лучше, ни сильнее после детдома. Детдом – отрицательный опыт, отрицательная школа, растление для всех – для сотрудников и педагогов, воспитанников и воспитующих, охранников и зрителей, прохожих и читателей беллетристики.»

Виктор Воронов, помогавший

Александру Гезалову представлять фильм

в Самаре иТольятти.

Показ фильма в Самаре и Тольятти был организован в рамках программы «Самара без сирот» Благотворительным Фондом «Доброделание» под патронатом Отдела социального служения и благотворительности Самарской Епархии.

Благодарим за помощь в организации просмотра Самарский Дворец детского и юношеского творчества, Тольяттинскую библиотеку имени В. С. Высоцкого и Музей Высоцкого в Тольятти, а также НП «Союз Бардов Самары» и компанию «Живая вода» (Тольятти).

В Самаре:
Зал Дворца детского и юношеского творчества:


Перед просмотром:


После просмотра: вопросы,ответы, песни:




В Тольятти:
Правильное место для показа такого фильма: Обществный центр  доступа к государсвенной и социально-значимой информации:


Александр Гезалов и Виктор Воронов:


Зрители на фоне Высоцкого:

и еще раз - на фоне Высоцкого:

Вот такой вот он, Владимир Семенович Высоцкий, в Тольятти:

Ко всему вышесказанному добавлю: 12 декабря, с 10-00, в зале Дворца детского и юношеского творчества, мы планируем продолжить разговор о том, "Что делать?".(это был самый главный вопрос после фильма).
Мария Терновская,представит проект "Наша семья" и проведет семинар (Мария была директором московского детского дома №19, в котором все воспитанники были переданы в патронатные семьи, и это был один из самых результативных и успешных вариантов жизнеустройства детей-сирот. Был - потому что оказался не востребован РосСиротПромом).

Tags: дети
Subscribe
Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments