"Блог Матвеева": журнал сторонников (blog_matveev) wrote in samara_ru,
"Блог Матвеева": журнал сторонников
blog_matveev
samara_ru

Category:

Нужны ли вообще публичные слушания и как их проводить?

В последнюю неделю было немало текстов про общественные слушания, они же "публичные", проходящие в Самаре по Правилам застройки и землепользования. Вспомним также взрывы эмоций по отдельным слушаниям, проходившим, скажем, по планировке территории ГПЗ№4 или стадиона. Мнения, которые об этом странном институте управляемой демократии высказывались разные- от возмущения отсутствием учета властью реального волеизъявления горожан до позиции о том, что весь этот фарс вообще не нужен, пусть всё решает мэр. Последнее, пусть несколько иными словами, выразил в частности Виталий Стадников.

И хотя сама технология слушаний касается не только градостроительной темы (тут и бюджет, и устав, и еще кое-что), но наиболее горячи схватки власти и общества именно тут: где что застроить и снести. Поскольку я один из первых в этом городе начал бороться с уплотненной застройкой, произошло это в 2001 году, на моей памяти весь этот процесс во всем его многообразии, и поделюсь своим взглядом на него.

Мои соперники в борьбе за пост мэра Самары, господа Лиманский, Тархов и Азаров по-разному смотрели на то, как надо учитывать мнение жителей при застройке, но в основном их взгляд мало в чем отличался: выдача разрешений на строительство всегда была для чиновников одним из самых рентабельных видов бизнеса, а там где светит 200% прибыли, как говороил Маркс, капиталист и маму родную продаст. Один Лиманский за один день перед выборами 2006 г. подписал несколько сотен (!) постановлений о строительстве- до сих пор в городе есть стройки, основанные на этих бумажках. Потом вся эта строительная рать три года не платила ни копейки налогов за аренду нахапанных земельных участков, кинув бюджет на четыре миллиарда рублей- я занимался этой темой в прошлом созыве в Губдуме.

10 лет назад никакого института обществненных слушаний не существовало: он возник в Градостроительном кодексе чуть позже. И Лиманский реагировал только на "слушания" в форме митинга под окном, что мы и делали, создав "Союз народного самоуправления". Именно так в 2003-5 годах нам удалось свернуть строительство на детской площадке у школы №16 и спортплощадке у школы№36, на Урицкого/Пятигорской,4 и др. Одновременно в 2003 году мной была внесена в гордуму Самары петиция, под которой мы собрали 5 тысяч подписей, в которой в Правила застройки и землепользования Самары предлагалось внести пункт, что "проект застройки должен утверждаться подписями 2/3 жителей домов и учреждений, находящихся на расстоянии до 200 метров от предполагаемого строительства", что, разумеется, депутатами было отвегнуто (за проголосовало двое).

В 2005 году, уже будучи депутатом гордумы, я инициировал внесение в Правила застройки пункта об учете мнения жителей при застройке- это максимум, чего удалось добиться при том составе думы, т.к. против конкретизации механизма этого учета грудью встали представители строительного бизнеса. "Иначе все строительство в городе встанет".

Опускаю перепитии законодательных изменений в эти годы. С появлением института общественных слушаний возникла площадка, где власть, пусть формально, но стала вынуждена что-то объяснять людям по застройке и как-то их выслушивать. Понятно, что прописанный в ГсК как совещательный институт не обязывал мэров исполнять решения слушаний- нужен был сам факт их проведения, и пару раз нам с юристами удавалось останавливать застройку, когда эта процедура игнорировалась. Но в целом власть отработала механизм решения и этой проблемы. При Тархове в зал застройщиками нагонялись толпы аффилированных и купленных голосовальщиков, которые обеспечивали большинство голосов за проект. Азаров стал поступать еще циничнее: его креатив стал в том, что зал голосует "против", а результаты голосования потом тупо объявляют "за", говоря о неких мифических людях в коридоре и т.д. и т.п. Когда бумажку делает чиновник, он как надо ее и сделает. "Важно не как голосуют, а как считают".

Я понимаю Стадникова, когда он фактически предлагает не заниматься фарсом общественных слушаний потому, что все равно результат будет такой, какой нужен чиновникам. Но в итоге мы получаем весьма специфические формы столкновения частных и корпоративных интересов с общественными: скажем, огромная деревня в центре Самары под названием "Сад-город" (между Автовокзалом и Оврагом) сохранена как деревня, что нонсенс для любого европейского города, а при застройке Радиоцентра, где вроде никого и сносить не собирались, народ бурлил, голосовал против, а ни с кем не посчитались- все будет как запланировали.

Выводы, которые делаю я из всего этого механизма с позиции своего опыта и программы.

Во-первых, учитывать мнение горожан при застройке необходимо- это их город, и по Конституции, которую пока никто не отменял, власть в России принадлежит народу, который осуществляет ее 1)непосредственно и только потом 2) через выборные органы власти. Этого "непосредственно" в России почти нет. То есть не "почти", просто нет. Между тем именно местное самоуправление является основой любого процветающего государства- потому, что местное САМОуправление способно поступать так, как людям и надо, местному сообществу. Поэтому в Швейцарии так развиты местные референдумы. У нас же во время выборов никто не добавит лишний бюллетень с опросом по тому, или иному вопросу. А надо. Раз в 2-3 года, как у нас проходят выборы, в любом местном сообществе такие вопросы, требующие мнения людей, накапливаются. Где построить стадион? Оставить сквер, или построить бассейн? Пустить тут дорогу, или застроить домами? И так далее. Именно так решаются большинство вопросов в мэрии городов и в Европе с ее континентальной моделью местного самоуправления, и в США, где англосаксонская модель дает местному самоуправлению еще большую автономию.

Так я планирую сделать и в Самаре, когда стану мэром. Каждые выборы- местный референдум (опрос) по накопившимся вопросам. Решения, принятые с явным перевесом на таких "общественных слушаниях", должны быть обязательны для власти.

Второе: важно определить разницу, между общегородскими и локальными градостроительными проектами. Когда речь идет о локальных- застройка двора, уплотнение существующей и т.п. здесь должно учитываться мнение только жителей этого района, близлежащих домов. Здесь моя позиция за 10 лет не изменилась. Нельзя решать вопрос строительства нового дома во дворе на Масленникова голосами приехавших на публичные слушания жителей Безымянки. И наоборот. Действующее же законодательство не проводит разницы между участниками общественных слушаний и это проблема.

Когда же речь идет об общегородских объектах и проектах, тут решать должен весь город, т.к. зачастую частный эгоизм не допускает вообще никаких перемен. Если сейчас, читая эти строки, вы выгляните в окно, и мысленно уберете стоящий перед Вами дом, а потом зададитесь желанием его на место поставить, всегда найдутся люди, которые подымут шуи, что они им закрывает солнце. Это горькая истина- но крупный город- не деревня. Здесь всегда будут заставленные машинами дворы, плохо просматриваемое из-за домов звездное небо, и шум. Нервно реагирующим на жизнь в городской среде людям очень трудно воспринимать любую застройку. Я за время депутатских полномочий построил около 50 детских площадок, и не раз помню бабушек, которые с кольями кидались на то, что им тут под окнами не нужны ни качели, ни лавочки. У них и детей-то во дворе нету, а одни наркоманы и пьяницы, которые будут теперь тут орать у них под окном всю ночь, так что идите со своей площадкой в другой двор. Поставишь площадку- и выясняется, что детей-полный двор, а бабушки так и брюзжат. Одна, например, ко мне третий год ходит на прием, чтоб из двора убрали баскетбольное кольцо. Нет: под ним не колются наркоманы, но ее очень раздражает стук мячика. Такие дела. Тут поможет только деревня: тихо, петухи поют..Ни машин, ни мячиков. .Но переезжать бабушка не хочет- она хочет, чтобы город затих, и дал ей "спокойно дожить".

Это, конечно, частный случай, но в целом  тут всегда будет место для принятия решений, кого-то неустраивающих. Отмечу, что и генплан состоит из локальных и общегородских проектов. Не буду расписывать в деталях, как определить масштаб проекта, но общий принцип тут- чей интерес? Кому выгодно? Понятно, что дорожная и транспортная схема, этажность и застройка исторического центра, парки, скверы, набережные и т.д. имеют общегородской интерес, а у каждого жилого дома или торгового центра есть конкретный бенефициар, имеющий с этого проекта кэш. Примерно так они и делятся.

Третье: Публиные (общественные) слушания- это процесс. Это технология. И здесь должен быть, как в судебном заседании, свой прокурор, свой адвокат, свои эксперты. Не должны люди сидеть, хлопать глазами, и выискивать хитрые схемы в мелконапечатанных картинках как в китайской грамоте. Необходим нормально работающий механизм независимой общественной экспертизы. То есть если мы говорим о застройке- нужен архитектор, юрист, которые разжуют что было, что стало, какие минусы, какие плюсы. Понятно, что можно до бесконечности говорить о том, что независимых экспертов нет, все кому-то платят, у всех свое мнение. Но все-таки- плодя бесконечные общественные советы, тосы и прочие симуляторы гражданского общества, власть должна обеспечить независимую антикоррупционную и общественную экспертизу. Хотя бы когда принимаются такие масштабные проекты, как генплан, Правила застройки и т.п.

Как это сделать? Через реально работающие правозащитные и профессиональные организации, в независимости которых от власти никто не сомневается, через гранты, через элементарное реальное обнародование заранеее всех проектов и технической документации на сайтах в легко находимом месте для всех желающих.  Не думаю, что если бы экспертизу Правил застройки заказали Симаку, или Комитету спасения старой Самары- это было бы лишним.  Как-это детали, конечно, важные, но детали. Главное- это принятие принципа проведения публичных слушаний через выступление на них 1,2,3 общественных экспертов проектов. Их работа должна оплачиваться бюджетом, а выбирать их необходимо на выборах, или через опросы, о которых я говорил в первом пункте выводов.

Решения, принятые на публичных слушаниях по локальным проектам, должны приниматься жителями непосредственно затрагиваемой территории и быть обязательными для власти. Решения по общегородским проектам, должны приниматься на публичных слушаниях по всему городу, и утверждаться на общегородском референдуме (опросе).

Примерно так.

PS Тут мне пишут про депутатов и мэров. Дополню:

Да, действительно- почему б не доверить депутатам и мэру самим решать что плохо, что хорошо для города?. Иначе для чего существуют представительные органы и выборные должностные лица, если они никого не предствавляют. Но для того, чтобы доверить мэру и городским депутатам решать самостоятельно все вопросы, нужно, чтобы они были легитимны и избирались большинством, и представляли срез всего общества.

Для этого:
1) Ввести участие в выборах обязательным, дабы явка была более 90%. Неучастие-штраф.
2) Сократить сроки полномочий мэра и депутатов с 5 до 3 лет.
3) Увеличить число депутатов с 35 до 120 человек, тем самым сократив размеры избирательных округов и облегчив избрание в депутаты людей, не имеющих административного или финансового ресурса. Исполнение обязанностей-на общественных началах.
4) При этом изменить систему формирования гордумы на условно земскую, дабы половина мест избиралась от различных сословий и групп: молодежи, врачей, учителей,военных,пенсионаров, представителей общественных организаций, ветеранских и т.д. А вторая половина- от территорий

Вот тогда это будет парламент, отражающий городские слои, а не штампующий законы принтер из кучки бизнесменов и чиноваников из партии власти.

Tags: архитектура, дома, дороги, мощная технология, свободу депутату Матвееву!, транспорт, хорошие идеи
Subscribe
Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 13 comments