Chaga (chaga) wrote in samara_ru,
Chaga
chaga
samara_ru

Category:

Чем и как спасают тех, кто падает с неба

Некоторое время назад очутился на территории международного космодрома Куру аэропорта Курумоч. Занесло туда по служебным обстоятельствам, поэтому взлетающие самолетики не видел. Только те, которые ожидали свой рейс, а стояли они далеко и в количестве полутора штук. Вместо этого подробно посмотрел на серые будни пожарных и спасателей, несущих круглосуточное боевое дежурство по периметру воздушных ворот Самарской области. На первый взгляд, работенка у мужиков непыльная (в среднем один настоящий сигнал тревоги в месяц), но зато и ответственность куда жестче, чем у городских пожарных: самолеты, как известно, имеют поганое свойство падать, садиться на землю с невыпущенными шасси, промахиваться мимо посадочной полосы, да и в конце концов просто гореть.


Ежу ясно, что 12-15 боевых выездов за год - это не по количеству катастроф в Курумоче. Последняя реальная жесть, если кто помнит, случилась здесь семь лет назад, в марте 2007 года.

Если брать грубо, то все сигналы тревоги делятся на два типа.

Первый - дежурство на аварийных посадках. Обычно командир "плохого" (на языке летчиков) самолета заблаговременно предупреждает диспетчера о нештатной ситуации, поэтому у местных пожарных и спасателей есть время на тщательную подготовку. Часть пожарных автомашин по указанию начальника караула раскидывается вокруг посадочной полосы, а другая часть покрывает асфальт пеной, чтобы аварийный борт не полыхнул мгновенно, как выцветший одуванчик. В подавляющем большинстве случаев экстренная посадка, благодаря экипажам воздушных судов, проходит без сюрпризов, даже не требуется покрывать ВПП пеной. И стоят они такие в полном обмундировании и смотрят, как большая крылатая машина благополучно садится на землю. Максимум, если есть необходимость, помогают эвакуировать пассажиров по надувным трапам, какими оборудован каждый самолет.

Второй - сухая трава и мусор, которые в жаркий сезон горят на дальних границах аэропорта. Дачники, шашлычники, ну и вот это вот всё. В общем, точно такие же серые и скучные будни как и у городских пожарных.

Изредка, по большим сельским праздникам и особому указанию руководства, аэропортовские бойцы могут выехать на пожар в жилом секторе посёлка Берёза, который примыкает к аэропорту. Несмотря на то, что в Берёзе многоэтажная застройка, постоянно проживает несколько тысяч человек и она включена в состав городского округа Самара, своей пожарной части там нет. Случись беда, люди вынуждены ждать пожарные расчеты из федеральной ПЧ-8 (стоит в Красной Глинке). Не хочется разжигать, но расстояние от Глинки до Берёзы и среднюю скорость восьмитонного грузовика каждый может прикинуть сам. Поэтому когда Берёза горит по повышенному рангу, красноглинским бойцам помогают всей округой - и расчет из Курумоча (который не аэропорт), и караул из Прибрежного, и мужики из другого Курумоча (который аэропорт).

Всё чрезвычайное хозяйство аэропорта по факту разбито на две отдельных пожарно-спасательных части. Они размещены в разных концах территории МА. Самая экстренная (та, которая первой прибудет к месту ЧП) на внутреннем языке называется "старт" и стоит максимально близко к ВПП. По пути к "старту" в окне появились первые самолетики. Уже редкий в наше время Ту-154М, ожидающий посадки пассажиров:


"Старт" - скромное здание с тремя боксами, где соответственно дежурят три пожарных автомобиля и три отделения бойцов:


Две машины почти одинаковы - модель АА-8,5 (40-60) 50/3 (43118) 30АВР. Подробно раскидывать не буду (хотя могу), но краткая суть адского набора букв и цифр такова. АА - автомобиль аэродромный; 8,5 - ёмкость цистерны в тоннах (кубических метрах); 43118 - модификация шасси, данная автозаводом Камаз; 30 - номер пожарной надстройки в номенклатуре производителя; АВР - тут зашифровано конкретное предприятие, выпустившее машину (в данном случае завод противопожарного и специального оборудования из посёлка Варгаши под Курганом).


Машины - погодки, и младшая выпущена в 2010 году, когда изготовитель уже сделал небольшой рестайлинг своей модели. Отсюда имеет несколько отличий от второго Камаза, но они, впрочем, заметны только профессиональному глазу, поэтому хрен с ними, с отличиями.

Старшая машина:


И младшая машина:


На вид это самые обычные пожарные автоцистерны, какие дежурят в любом городе России. Но отличий от "гражданской" техники на самом деле много. Например, вся спецтехника, работающая в границах аэропорта, обязана иметь оранжевый проблесковый маячок. Есть он и на местных пожарках в довесок к привычным синим мигалкам. Еще из чисто аэропортовской специфики - два лафетных ствола (один на крыше, второй в переднем бампере). Благодаря этой фишке можно тушить горящий самолет на значительном удалении, не подвергая жизнь бойцов серьезной опасности. А сзади к машине прикручена выдвижная мачта с мощными прожекторами, какой нет на обычных пожарных машинах. В городе для освещения места пожара используются специальные автомобили освещения (есть не в каждой части, по 1-2 на город-миллионник), которые нужно отдельно выдергивать из какой-нибудь удаленной ПЧ. Здесь же место происшествия можно освещать сразу, как только прибыли, не дожидаясь никого. Внутри отличия тоже есть, но смысл их перечислять, если проиллюстрировать тупо нечем.


Верхний лафет управляется с помощью дистанционного пульта. Наконец-то, ёпт, в головы отечественных инженеров пожарной техники пришла эта светлая мысль. На старых пожарках, оборудованных лафетным стволом, им можно было управлять вручную и только сидя внутри кабины, причем далеко не на первом ряду кресел. Обзор там соответствующий и не всегда было очевидно, на огонь ли льется вода, или пожарный поливает соседнюю клумбу. Теперь всё ок:


Машины приняли пост вот от этого старого советского Камаза АА-40 (43105) 189. Надежного, но с функционалом каменного века:


А вот третий автомобиль, дежурящий на "старте". Называется он АА-12,0/60-50/3 (63501) 34ВР. Выглядит так же внезапно, как и называется:


Как видно, фактически это две кабины Камаза, приваренные друг к другу, и длинная надстройка, внутри которой скрыта цистерна объёмом 12 тонн.


В случае крупной катастрофы такой "крокодил" незаменим. Самолеты, учитывая запас топлива на борту, всегда горят феерично. И чтобы потушить этот летающий резервуар с авиатопливом, нужно немалое количество воды и воздушно-механической пены. Варгаш на снимке способен не только работать самостоятельно, но и выступать в роли пожарного водоема, от которого могут заправиться водой другие пожарки с меньшим объёмом бочки.

В советское время (и сейчас тоже, но их осталось совсем мало) применялась похожая по назначению аэродромная машина. Она была на базе громоздкого, неповоротливого и медленного шасси МАЗ-7310/7313, который в народе знают под именем "Ураган". В армии такие здоровенные дуры до сих пор возят межконтинентальные ракеты "Тополь" и "Тополь-М". В свое время один украинский противопожарный завод приспособил этих монстров на пожарную службу. Сейчас же есть вот такая, более манёвренная альтернатива на шасси Камаза - с тем же объемом цистерны, но куда шире по возможностям использования.


В Курумоче больших МАЗов когда-то дежурило два. Один отслужил все положенные сроки и как раз на замену ему был куплен вот этот четырёхосный Камаз (на фото выше). А второй "Ураган" получил капитальный ремонт бочки и продолжает служить в аэропорту. Формально, как я понял, он числится в резерве. Но если случится не просто беда, а большая беда, то "Ураган" без проблем выдвинется по тревоге на помощь основным силам со "старта". Вот этот монстр:


Называется он АА-60 (7310) 160.01. Маркировка еще советского стандарта, поэтому по-божески. Выдает до 60 литров воды/пены в секунду. Живет во второй пожарно-спасательной части. На втором этаже здания размещены административные кабинеты местного начальства, а на первом - в боксах - стоит вспомогательная и резервная техника. Ну то есть подстраховка на случай, если по пути к месту ЧП какая-то из основных машин внезапно сломается.


Старичка держат в хорошей форме. Чтобы не застоялся и не подвел в час Х, его регулярно заводят, дают прочихаться и выгуливают по территории аэропорта.


Кроме этого экземпляра в Самарской области есть еще два аналогичных "Урагана". Но на ходу из них только один - в пожарной части, охраняющей завод "Авиакор".


Несмотря на всю специфику и 15 боевых выездов в год, атмосфера в коллективе местных бойцов - классическая пожарная. Ни по взглядам на жизнь, ни по юмору посоны не отличаются от караула любой российской пожарной части (что в городе, что в селе). Абсолютно здравые такие мужики, без гвоздя в голове. Разница только в распорядке службы: в связи с редкими тревогами всё дневное время посвящено учениям и отработке самых нестандартных ситуаций. Задумано так, что куда бы не хлопнулся самолет, как бы его не вывернуло от удара, боец должен действовать на автомате. То есть все приоритеты в голове пожарного расставлены заранее.

В том числе сложные психологические штуки. Допустим, боец проник в разрушенный салон самолета. Видит двух выживших, оба зажаты креслами или багажом. Он запросил подмогу, но самолет горит и времени ждать нет. Двоих на своей спине спасатель не вытащит, только одного. Вот их и учат делать этот нелегкий выбор, который должен быть закономерным, заранее обоснованным в процессе учений, а не потому что "он так решил".

Ну и естественно упор на физические упражнения и взаимодействие с коллегами. Для этого перед одной из двух пожарных частей выкатили два списанных самолета, где бойцы и тренируются.

Первый - Ту-154Б-2, поднявшийся впервые в воздух в 1981 году:


Салон и кабина пилотов полностью сохранены, чтобы бойцы могли профессионально действовать в тесных условиях:


Тут живут два манекена. Но не те пластиковые куклы, которые скрючены за витринами модных бутиков, а вполне жизненные. Во-первых, очень пластичные. Во-вторых, каждый весит где-то 70-80 кг. Я чота решил дотащить одного до двери аварийного выхода и, тащемта, доволок, но больше не хочу. Дело не столько в весе куклы - он постоянно цепляется руками и ногами за стойки кресел. Цимес еще и в том, чтобы освободить его конечности не бросая куклу на пол. Посмеявшись над результатом, местное начальство повторило все действия. За вдовое меньшее время, включая "зацепы", и вернуло тренажёр на штатное место, в лежачее положение.


В каждой пожарной части, где есть похожие куклы, бойцы им дают имена. Обычно это Петрович или Вася. Но часто называют и в честь непосредственного начальника.


Тренировочный Ту-154Б-2 еще в старой, далеко не последней по счету ливрее авиакомпании "Самара". Где сейчас та "Самара", где те Ту-154, самые красивые, на мой вкус вкус, самолеты..


По соседству стоит еще один ветеран - Ту-134А-3. Он тоже часть тренировочного комплекса:


История аэропорта Курумоч помнит немного крупных авиакатастроф. Почти все они имели место еще при СССР и только одна случилась уже в новейшие времена. Многие помнят, как 17 марта 2007 года в 10.43 от удара о землю при заходе на посадку развалился на части Ту-134А авиакомпании "ЮТэйр". Вся инфа есть в этих наших интернетах, а вкратце можно напомнить, что 28 человек получили травмы (из 57), для 6 пассажиров тот рейс стал последним в жизни. Виновными суд признал обоих пилотов "тушки". Надыбал в домашнем архиве фотографию места крушения спустя несколько дней:


Почти все, кто сейчас работает в пожарно-спасательной команде Курумоча, принимали участие в ликвидации того памятного для Самарской области происшествия. Первая пожарная машина аэропорта прибыла на точку падения через 3 минуты после катастрофы. После тех событий два аэропортовских спасателя получили награды. Сергей Шевченко - Орден Мужества, а Сергей Тыганов - медаль "За спасение погибавших". Не высокое начальство, а непосредственно люди, которые лезли в разрушенный фюзеляж. То есть это о чем-то да говорит.

Экстренные службы Курумоча, в отличие от городских аналогов, объединены в единую структуру с аббревиатурой СПАСОП. В эту мудрёную АБВГД включены также всякие вспомогательные штуковины - по-моему даже психолог и, само собой, служба скорой медицинской помощи:


Неотложки базируются рядом с пожарными расчетами и в случае тревоги выезжают на аварийную точку вместе со спасателями. А не как это часто бывает в городе, когда бригада "скорой" приезжает на место ЧП позже съемочной группы городского ТВ.

Своя бригада медиков есть и на "старте":


А вокруг - самолетики. "Тушек" в небе сейчас очень мало, но шанс полетать на красивой, но стремительно уходящей в историю машине, пока сохраняется. При желании - можно даже специально подгадать рейс.


Напротив "старта" в ожидании загрузки стоял транспортник Ил-76ТД авиакомпании "АЦТ":


Ну и чисто пару кадров о том, что я тут был и вот этими вот руками щупал большие красные машинки.



Естественно, что международный аэропорт Курумоч - режимный и стратегический объект за высоким забором. Но в работе местного пожарно-спасательного подразделения особых секретов нет, поэтому большие дяденьки (и даже тётеньки) из руководства МА спокойно разрешили опубликовать эти снимки.
Tags: Куромоч, аэропорт, репортаж, транспорт
Subscribe
Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 26 comments